Вы здесь

Статья 82. Управление должником в ходе финансового оздоровления

1. В ходе финансового оздоровления органы управления должника осуществляют свои полномочия с ограничениями, установленными настоящей главой.

2. На основании ходатайства собрания кредиторов, административного управляющего или предоставивших обеспечение лиц, содержащего сведения о ненадлежащем исполнении руководителем должника плана финансового оздоровления или о совершении руководителем должника действий, нарушающих права и законные интересы кредиторов и (или) предоставивших обеспечение лиц, арбитражный суд может отстранить руководителя должника от должности в порядке, предусмотренном статьей 69 настоящего Федерального закона. Об отстранении руководителя должника от должности арбитражный суд выносит определение, которое может быть обжаловано.

3. Должник не вправе без согласия собрания кредиторов (комитета кредиторов) совершать сделки или несколько взаимосвязанных сделок, в совершении которых у него имеется заинтересованность или которые:

связаны с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения прямо либо косвенно имущества должника, балансовая стоимость которого составляет более пяти процентов балансовой стоимости активов должника на последнюю отчетную дату, предшествующую дате заключения сделки;

влекут за собой выдачу займов (кредитов), выдачу поручительств и гарантий, а также учреждение доверительного управления имуществом должника.

Должник не вправе без согласия собрания кредиторов (комитета кредиторов) и лица или лиц, предоставивших обеспечение, принимать решение о своей реорганизации (слиянии, присоединении, разделении, выделении, преобразовании).

В случае, если размер денежных обязательств должника, возникших после введения финансового оздоровления, составляет более двадцати процентов суммы требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, сделки, влекущие за собой возникновение новых обязательств должника, могут совершаться исключительно с согласия собрания кредиторов (комитета кредиторов).

4. Должник не вправе без согласия административного управляющего, за исключением случаев, прямо предусмотренных настоящим Федеральным законом, совершать сделки или несколько взаимосвязанных сделок, которые:

влекут за собой увеличение кредиторской задолженности должника более чем на пять процентов суммы требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов на дату введения финансового оздоровления;

связаны с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения прямо либо косвенно имущества должника, за исключением реализации имущества должника, являющегося готовой продукцией (работами, услугами), изготовляемой или реализуемой должником в процессе обычной хозяйственной деятельности;

влекут за собой уступку прав требований, перевод долга;

влекут за собой получение займов (кредитов).

5. Сделки, совершенные должником с нарушением настоящей статьи, могут быть признаны недействительными по заявлению лиц, участвующих в деле о банкротстве.

6. Утратил силу.

Комментарий к Ст. 82 Федерального закона РФ «О несостоятельности (банкротстве)»

1. Одним из существенных отличий данной реабилитационной процедуры от другой - внешнего управления, является то обстоятельство, что органы управления должника в ходе финансового оздоровления продолжают осуществлять свои полномочия, но с ограничениями, установленными главой V Закона о банкротстве. Во внешнем управлении полномочия руководителя должника прекращаются, а управление делами должника возлагается на внешнего управляющего.

Ограничения органов управления должника сводятся в основном к запрету принятия определенных корпоративных решений (например, о выплате дивидендов) и некоторых сделок (например, зачет встречных однородных требований); кроме того, ряд сделок может быть заключен лишь с согласия собрания кредиторов (комитета кредиторов) или административного управляющего.

2. В период финансового оздоровления руководитель должника может быть отстранен арбитражным судом от должности. Институт отстранения руководителя должника от должности в основном направлен на защиту прав и законных интересов кредиторов, а также лиц, предоставивших обеспечение. Поэтому рассмотрение этого вопроса арбитражным судом производится на основании ходатайства собрания кредиторов, административного управляющего или предоставивших обеспечение лиц.

Основаниями для отстранения руководителя должника от должности являются:

1) ненадлежащее исполнение им плана финансового оздоровления;

2) совершение действий, нарушающих права и законные интересы кредиторов и (или) предоставивших обеспечение лиц.

Данные обстоятельства должны быть доказаны в заседании арбитражного суда лицом, обратившимся с ходатайством об отстранении руководителя должника от должности.

В случае удовлетворения указанного ходатайства, согласно п. 1 ст. 278 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор с руководителем организации расторгается в связи с отстранением его от должности.

Отстранение руководителя должника подчинено порядку, предусмотренному ст. 69 Закона о банкротстве.

Об отстранении руководителя должника арбитражный суд выносит определение, которое может быть обжаловано по правилам, установленным ч. 3 ст. 223 АПК РФ.

Институт отстранения руководителя должника от должности, закрепленный в Законе, не в полной мере достигает целей защиты прав и законных интересов кредиторов, а также лиц, предоставивших обеспечение. В случае удовлетворения ходатайства об отстранении руководителя должника обязанности последнего возлагаются на нового руководителя должника, чья кандидатура представляется соответствующим коллегиальным органом должника, представителем учредителей (участников), представителем собственника имущества должника - унитарного предприятия, а если такая кандидатура не представлена, то исполнение обязанности возлагается на одного из заместителей руководителя. При отсутствии заместителей руководителя должника исполнение обязанностей руководителя возлагается на одного из работников должника (п. 4 ст. 69 Закона).

Руководитель любой организации хотя и обладает известной степенью самостоятельности при принятии решений и совершении тех или иных действий, на практике часто действует в соответствии с волей учредителей (участников), собственника имущества должника, их указаниями и решениями. Следовательно, если нарушения, послужившие основанием для отстранения руководителя должника от должности, совершались им во исполнение гласных или негласных указаний упомянутых лиц, то последние, сохраняя по существу возможность определять конкретное лицо, на которое возлагается исполнение обязанностей отстраненного руководителя, имеют фактическую и юридическую возможности и в дальнейшем продолжать давать такие же указания новому руководителю должника, заместителю руководителя или одному из работников. Поэтому действенная защита прав и законных интересов кредиторов и лиц, предоставивших обеспечение, возможна лишь в том случае, если обязанности отстраненного руководителя должника возлагаются на лицо, юридически и фактически независимое как от учредителей (участников) должника, собственника его имущества, так и от кредиторов.

Нарушения прав и законных интересов кредиторов руководителем должника, продолжающим управлять его делами, при условии принципиальной невозможности устранения этих нарушений могло бы служить основанием для досрочного прекращения финансового оздоровления по судебному акту, что стало бы сдерживающим фактором для руководителя должника, учредителей (участников) должника и собственника имущества должника - унитарного предприятия.

3. Осуществляя свою деятельность в период финансового оздоровления, должник ограничивается в правах на совершение определенного круга сделок без согласия собрания кредиторов (комитета кредиторов), а также на принятие некоторых корпоративных решений. Разграничение прав между собранием кредиторов и комитетом кредиторов на одобрение тех или иных действий должника осуществляется на основании решения собрания кредиторов, принятие которого предусмотрено абз. 11 п. 2 ст. 12 Закона.

Закон предусматривает четыре категории сделок должника, совершение которых требует согласия собрания кредиторов (комитета кредиторов):

1) должник не вправе без согласия собрания кредиторов (комитета кредиторов) совершать сделки или несколько взаимосвязанных сделок, в совершении которых у него имеется заинтересованность;

2) должник не вправе без согласия собрания кредиторов (комитета кредиторов) совершать сделки, которые связаны с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения прямо либо косвенно имущества должника, балансовая стоимость которого составляет более 5 процентов балансовой стоимости активов должника на последнюю отчетную дату, предшествующую дате заключения сделки. Характер данных сделок отчасти совпадает с характером сделок, относимых к крупным ст. 78 Федерального закона "Об акционерных обществах" и ст. 46 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью";

3) должник не вправе совершать сделки, которые влекут за собой выдачу займов (кредитов), поручительств и гарантий, а также учреждение доверительного управления имуществом должника;

4) должник не вправе совершать сделки, влекущие за собой возникновение новых обязательств должника в случае, если размер денежных обязательств должника, возникших после введения финансового оздоровления, составляет более 20 процентов суммы требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов. В данной норме не указывается, какая дата должна приниматься во внимание для определения суммы требований, включенных в реестр требований кредиторов. Эта сумма может изменяться в связи с предъявлением и включением в реестр требований кредиторов новых требований, а также с учетом возможного изменения данной суммы в связи с обжалованием кредиторами судебных актов по установлению размера требований. Поскольку в Законе о банкротстве допущен пробел, по аналогии с абз. 2 п. 4 комментируемой статьи эта дата должна определяться моментом введения финансового оздоровления.

Кроме заключения упомянутых сделок должник не вправе без согласия собрания кредиторов (комитета кредиторов) и лиц, предоставивших обеспечение, принимать решение о своей реорганизации (слиянии, присоединении, разделении, выделении, преобразовании). В случае нарушения должником данной нормы Закона регистрирующему органу следует отказывать в регистрации последствий соответствующей реорганизации на основании подп. "а" п. 1 ст. 23 Закона о государственной регистрации юридических лиц по причине, аналогичной непредставлению решения (или его противоречия Закону) должника о реорганизации (подп. "в" п. 1 ст. 14 упомянутого Закона).

4. Пятую категорию сделок, или нескольких взаимосвязанных сделок, составляют сделки, подпадающие под другое ограничение в деятельности должника. Эти сделки могут совершаться должником только с согласия административного управляющего.

К ним относятся:

1) сделки, которые влекут за собой увеличение кредиторской задолженности должника более чем на 5 процентов суммы требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов на дату введения финансового оздоровления. Понятие кредиторской задолженности раскрывается в подп. 14 п. 1 ст. 265 Налогового кодекса Российской Федерации и обозначает обязательства перед кредиторами;

2) сделки, которые связаны с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения прямо либо косвенно имущества должника, за исключением реализации имущества должника, являющегося готовой продукцией (работами, услугами), изготовляемой или реализуемой должником в процессе обычной хозяйственной деятельности;

3) сделки, которые влекут за собой уступку права требования или перевод долга. Следует заметить, что сам по себе перевод долга (как распорядительная сделка) a priori не может нарушать прав и законных интересов кредиторов, поскольку он не влечет за собой ни появления нового обязательства для должника, ни уменьшения его имущества;

4) сделки, которые влекут за собой получение займов (кредитов). Следует учитывать, что в соответствии со ст. 823 ГК РФ договорами, исполнение которых связано с передачей в собственность другой стороне денежных сумм или других вещей, определяемых родовыми признаками, может предусматриваться предоставление кредита, в том числе в виде аванса, предварительной оплаты, отсрочки и рассрочки оплаты товаров, работ или услуг (коммерческий кредит), если иное не установлено законом. При этом к коммерческому кредиту применяются правила о займе и кредите, если иное не предусмотрено правилами о договоре, из которого возникло соответствующее обязательство, и они не противоречат существу такого обязательства.

5. Сделки, совершенные должником в нарушение требований п. п. 3 и 4 комментируемой статьи, могут быть признаны недействительными по заявлению лиц, участвующих в деле о банкротстве. Такие сделки являются оспоримыми.

6. Положение абз. 1 п. 6 комментируемой статьи представляет собой редакционно измененную норму абз. 1 п. 2 ст. 346 ГК РФ и по существу ничего нового по сравнению с общегражданским регулированием залоговых правоотношений в этой части не привносит.

Правовое положение залоговых кредиторов в новом Законе о банкротстве в противоречие с ГК РФ кардинально изменено. ГК РФ и Закон 1998 г. предусматривали, что при банкротстве залогодателя право залога прекращалось, а залогодержатель, по существу взамен потери залогового права, наделялся преимущественным правом удовлетворения своих требований из всей конкурсной массы в третью привилегированную очередь <*>. Это положение представлялось сбалансированным регулированием, учитывающим и права залогодержателя (льготная очередь, удовлетворение требований из всей конкурсной массы, а не только из стоимости предмета залога), и права должника (возможность пользоваться и распоряжаться предметом залога без ограничений, установленных залоговым правом), и права так называемых социальных кредиторов (наличие преимущества перед залоговым кредитором). Именно такое толкование норм ГК РФ было дано и судебной практикой. При ликвидации юридических лиц, в том числе в порядке, предусмотренном законодательством о несостоятельности (банкротстве), требования кредиторов удовлетворялись в очередности, определенной п. 1 ст. 64 ГК РФ, а при рассмотрении дел о несостоятельности (банкротстве) юридических лиц предписывалось исходить из того, что имущество должника, признанного судом несостоятельным (банкротом), которое являлось предметом залога, подлежит включению в общую конкурсную массу имущества, требования же кредитора-залогодержателя удовлетворяются за счет всего имущества должника, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов двух первых очередей, в том числе не являющегося предметом залога <**>.
--------------------------------
<*> См.: Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)". Постатейный комментарий / Под общ. ред. В.В. Витрянского. С. 258 - 259.

<**> См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.96 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (п. 25) // Приложение к Вестнику ВАС РФ. 2001. N 1. С. 49).

Правовое положение залогового кредитора в новом Законе концептуально изменено. Введение процедуры финансового оздоровления, как и последующих процедур, не влечет прекращение залога. Поэтому должник не вправе свободно распоряжаться предметом залога без согласия залогового кредитора. Продажа предмета залога допускается только с согласия залогового кредитора. При наличии такого согласия предмет залога может быть продан только на торгах в порядке, предусмотренном п. п. 3 - 9 ст. 110 Закона. Общие положения ГК РФ (ст. 350) при этом не применяются. В случае продажи предмета залога требования залогового кредитора удовлетворяются за счет стоимости проданного имущества (вырученных от продажи средств) преимущественно перед иными кредиторами, за исключением обязательств перед кредиторами первой и второй очереди, права требования по которым возникли до заключения соответствующего договора залога. Кредиторы первой и второй очереди, права требования которых к должнику (залогодателю) возникли до заключения договора залога, имеют преимущество перед залоговым кредитором, и, следовательно, из сумм, полученных от реализации предмета залога, сначала удовлетворяются все требования указанных кредиторов первой очереди, затем второй очереди, после чего оставшиеся денежные средства направляются на удовлетворение требований залогового кредитора.