Вы здесь

Статья 151. Особенности заключения мирового соглашения в ходе наблюдения

1. Решение о заключении мирового соглашения со стороны должника принимается гражданином-должником, руководителем должника - юридического лица или исполняющим обязанности указанного руководителя лицом.

2. В случае, если мировое соглашение является для должника сделкой, которая в соответствии с федеральными законами и (или) учредительными документами должника совершается на основании решения органов управления должника или подлежит согласованию (одобрению) с органами управления должника, решение о заключении мирового соглашения от имени должника может быть принято после принятия соответствующего решения органами управления должника или получения соответствующего согласования (одобрения).

3. Мировое соглашение не подлежит согласованию с временным управляющим.

4. При заключении мирового соглашения с участием третьих лиц, являющихся заинтересованными лицами по отношению к должнику, временному управляющему, конкурсному кредитору, собрание кредиторов должно быть проинформировано о наличии и характере заинтересованности в совершении сделки, а мировое соглашение должно содержать информацию о том, что мировое соглашение является сделкой, в совершении которой имеется заинтересованность, и определенно указывать на характер такой заинтересованности.

5. Положения, предусмотренные пунктом 2 настоящей статьи, не запрещают собранию кредиторов принять от имени конкурсных кредиторов и уполномоченных органов решение о заключении мирового соглашения.

6. При заключении мирового соглашения в ходе наблюдения мировое соглашение распространяется на требования конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, включенные в реестр требований кредиторов на дату проведения собрания кредиторов, принявшего решение о заключении мирового соглашения.

Комментарий к Статьям 151, 152, 153 и 154 Федерального закона РФ «О несостоятельности (банкротстве)»

1. В ст. ст. 151 - 154 Закона о банкротстве определены особенности заключения мировых соглашений в зависимости от той процедуры банкротства, в ходе которой принимается решение собранием кредиторов и должником о заключении мирового соглашения. В числе особенностей следует назвать необходимость получения разрешения со стороны органов управления должника на сделки, которые требуют их согласия по нормам специального законодательства (в частности, Закона об акционерных обществах или Закона об обществах с ограниченной ответственностью). По-видимому, законодатель, включая в Закон о банкротстве подобную отсылочную норму (пункты 2 ст. 151 - 154), подразумевал, что согласованию с высшими и контролирующими органами управления юридического лица должны подлежать не только крупные сделки, но и сделки с заинтересованностью, которая определяется не по правилам Закона о банкротстве (ст. 19), а по нормам специального корпоративного законодательства. Комментируемая норма приобретает особую актуальность в случаях, когда прекращены полномочия руководителя (исполнительного органа) должника - юридического лица и решение о заключении мирового соглашения принимает лицо, постороннее для данного юридического лица, - внешний или конкурсный управляющий. Возможные недобросовестные действия последних, направленные во вред должнику (его учредителям или участникам), могут быть в большинстве случаев предотвращены при грамотном использовании данного регулирования. Одобрение органа управления должника формирует волевую предпосылку мирового соглашения со стороны должника наряду с волеизъявлением его исполнительного органа или соответствующего арбитражного управляющего (внешнего, конкурсного).

2. В русле подхода к мировому соглашению как к определенной двусторонней сделке, волю на заключение которой стороны выражают по отдельности, Закон о банкротстве устанавливает, что момент одобрения сделки органами управления должника и момент решения собрания кредиторов могут не совпадать между собой (пункты 5 ст. 151, 152, 153 Закона). Данное правило содержится в Законе применительно к процедурам наблюдения, финансового оздоровления и внешнего управления. В связи с этим правомерен вопрос: чем может быть вызвано отсутствие подобной нормы в ст. 154 Закона, регулирующей особенности мирового соглашения в процедуре конкурсного производства? Представляется, что ничем иным, кроме как невнимательностью законодателя, нельзя объяснить подобное положение. Положения Закона о банкротстве не позволяют сделать вывод о том, что отсутствие указанного регулирования означает принципиальное отрицание законодателем возможности принятия собранием кредиторов решения о заключении мирового соглашения при отсутствии одобрения на заключение должником мирового соглашения, выраженного в решении органов управления должника (совета директоров или общего собрания участников).

3. Мировое соглашение может содержать положения о распоряжении почти всем или значительной частью имущества должника. На практике возможен вопрос: во всех ли случаях следует получать согласие органов управления должника на то, чтобы в несколько ином порядке (и, как правило, с преимуществами для должника) погасить задолженность перед кредиторами (а не принять на себя новое обязательство), в частности, должны ли в этих условиях происходить повторные собрания высших органов управления должника, если однажды ими уже принималось решение о том, чтобы заключить сделку, из которой образовалась задолженность перед одним или несколькими кредиторами? Как представляется, решение органов управления должника требуется только в тех случаях, когда по мировому соглашению в счет погашения задолженности перед кредиторами должно быть передано имущество, ранее не являвшееся предметом обязательства перед кредиторами, либо это имущество становится обеспечением требований кредиторов. Правила корпоративного законодательства о крупных сделках могут применяться в данном случае по их смыслу: к отчуждению имущества должника (в виде денежных средств, например) приводит или может привести не мировое соглашение, а те возникшие ранее обязательства перед кредиторами, порядок урегулирования которых модифицируется мировым соглашением, поэтому согласия на заключение мирового соглашения органов управления должника в таких случаях не требуется.

4. Положение, закрепленное в п. 3 ст. 151, согласно которому мировое соглашение не подлежит согласованию с временным управляющим, означает, что исключается применение положений п. 2 ст. 64 Закона. Поскольку заключение мирового соглашения находится под контролем суда, избранный подход законодателя можно признать оправданным. Немаловажно, что п. 3 ст. 151 Закона о банкротстве не может применяться в случаях, когда в соответствии с ранее действовавшим законодательством на стадии наблюдения был отстранен руководитель должника, а его полномочия возложены на временного управляющего. При таких условиях решение о заключении мирового соглашения со стороны должника принимает временный управляющий. В данной ситуации лицо, являющееся арбитражным управляющим, выступает не в этом своем качестве, а в качестве руководителя должника, действуя на основании п. 1 ст. 151 Закона. Такого рода разъяснение, направленное на согласование норм нынешнего и ранее действовавшего Законов о банкротстве в переходный период, содержится в п. 19 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 апреля 2003 г. N 4.

5. Исходя из содержания п. 4 ст. 151, п. 3 ст. 152 - 154 Закона о банкротстве можно сделать вывод, что понятие заинтересованного лица, используемое в контексте данных норм, должно толковаться в том смысле, который в него вкладывается данным Законом (ст. 19), а не специальным корпоративным законодательством. Особенности участия третьих лиц в мировом соглашении предусмотрены ст. 157 Закона о банкротстве. Форма сообщения собранию кредиторов о наличии заинтересованности Законом не устанавливается, поэтому оптимальным является письменное уведомление со стороны заинтересованного лица либо устное сообщение на собрании, о котором совершается отметка в протоколе собрания кредиторов. Последствия несоблюдения обязанности по информированию Законом также не установлены. Есть основания полагать, что отмена определения об утверждении мирового соглашения по причине нарушения данного требования не должна происходить в тех случаях, когда не нарушаются чьи-либо интересы в результате несправедливого распределения имущества должника (в том числе в пользу заинтересованных третьих лиц).