Вы здесь

Статья 159. Последствия утверждения мирового соглашения арбитражным судом

1. Утверждение мирового соглашения арбитражным судом в ходе процедур, применяемых в деле о банкротстве, является основанием для прекращения производства по делу о банкротстве.

2. В случае утверждения мирового соглашения арбитражным судом в ходе финансового оздоровления прекращается исполнение графика погашения задолженности.

В случае утверждения мирового соглашения в ходе внешнего управления прекращается действие моратория на удовлетворение требований кредиторов.

3. В случае, если мировое соглашение утверждено арбитражным судом в ходе конкурсного производства, с даты утверждения мирового соглашения решение арбитражного суда о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства не подлежит дальнейшему исполнению.

4. С даты утверждения мирового соглашения арбитражным судом прекращаются полномочия временного управляющего, административного управляющего, внешнего управляющего, конкурсного управляющего.

Лицо, исполнявшее обязанности внешнего управляющего, конкурсного управляющего должника - юридического лица, исполняет обязанности руководителя должника до даты назначения (избрания) руководителя должника.

С даты назначения (избрания) руководителя должника должник является процессуальным правопреемником по отношению к искам, заявленным ранее арбитражным управляющим.

5. С даты утверждения мирового соглашения должник или третье лицо приступает к погашению задолженности перед кредиторами.

Комментарий к Ст. 159 Федерального закона РФ «О несостоятельности (банкротстве)»

1. Прекращение производства по делу о банкротстве является следствием утверждения мирового соглашения арбитражным судом, в связи с чем о прекращении производства по делу не выносится отдельное определение (абз. 2 п. 4 ст. 150 Закона).

2. В соответствии с подходом, выработанным применительно к исковому производству, арбитражный суд переносит все условия, на которых заключено мировое соглашение в деле о банкротстве, в резолютивную часть определения об утверждении мирового соглашения и прекращении производства по делу о банкротстве.

3. В соответствии с п. 3 ст. 28 настоящего Закона сведения о прекращении производства по делу о банкротстве в связи с утверждением мирового соглашения подлежат обязательному опубликованию. Ввиду отсутствия специального указания об этом есть основания полагать, что текст мирового соглашения, воспроизведенный в определении арбитражного суда о его утверждении, опубликованию не подлежит.

4. В тексте данной статьи не нашел отражения один из важнейших процессуальных принципов, сводящихся к тому, что после прекращения производства по делу какие-либо процессуальные действия суда, относящиеся к данному делу, исключаются. Надо полагать, что это сознательное решение законодателя, поскольку производство по делу о несостоятельности включает в себя целый ряд самостоятельных квазипроцессов (по установлению размера требований кредиторов, например), разбирательство по которым (включая обжалование принятого решения в форме определения суда), с одной стороны, не может быть прервано только по той причине, что в целом завершилось производство по делу о банкротстве, а с другой стороны - не может служить препятствием для принятия заключительного судебного акта по основному процессу.

5. В результате утверждения мирового соглашения требования кредиторов сохраняются в измененном или прежнем виде в зависимости от условий мирового соглашения. В каких-то случаях может идти речь о новации требований кредиторов, например, если вместо платежа денежной суммы должник принимает в мировом соглашении обязательство поставить кредитору определенное количество вещей (как индивидуально-определенных, так и определенных родовыми признаками); в каких-то - о простом изменении права требования (и обязательства), не имеющем последствий новации. Поскольку соответствующие требования попали в реестр требований кредиторов на основании судебного акта (определения суда), не отмененного в установленном порядке, постольку кредиторы более не нуждаются в доказывании оснований возникновения своих требований. При обращении к должнику они приводят расчет своих требований, применяя положения, закрепленные в мировом соглашении. Однако при этом говорить об изменении природы обязательства только вследствие того, что было заключено мировое соглашение, было бы недостаточно корректно. В частности, сумма санкций, начисленных по какому-либо требованию к должнику, не становится основным долгом после заключения мирового соглашения, и на нее по-прежнему не допускается начисление процентов и прочих санкций, приводящих к двойной ответственности.

6. Применительно к абз. 2 п. 4 комментируемой статьи можно внести уточнение, распространяющееся на дела о банкротстве, возбужденные по ранее действовавшему Закону. В тех случаях, когда полномочия руководителя должника были прекращены и возложены на временного управляющего, указанная правовая норма подлежит применению по аналогии, исходя из целей законодателя, не желавшего, чтобы при прекращении производства по делу о банкротстве юридическое лицо - должник осталось без исполнительного органа даже на самое незначительное время.

7. При применении положения абз. 3 п. 4 комментируемой статьи целесообразно исходить из следующего. Должник может являться процессуальным правопреемником только по тем искам, которые заявлены арбитражным управляющим от своего имени (например, на основании п. п. 2 - 5 ст. 103 Закона). В остальных случаях, если арбитражный управляющий действовал от имени должника, никакого правопреемства происходить не может, поскольку процессуальные права и обязанности изначально возникали у должника. Может сложиться впечатление, что буквальное толкование абз. 3 п. 4 комментируемой статьи вступает в противоречие с принципами регулирования процессуального правопреемства, закрепленными в ст. 48 АПК РФ, согласно которым замена стороны ее правопреемником получает процессуальное оформление. Однако это противоречие только кажущееся, поскольку случаи универсального правопреемства (когда прежней стороны более не существует в природе) наглядно демонстрируют, что судебный акт лишь оформляет правопреемство, но само оно происходит ранее. Есть основания полагать, что комментируемая норма содержит указание на один из подобных случаев.

8. В том случае, если мировое соглашение заключено в ходе той процедуры банкротства, которая допускала существование исполнительного производства по требованию отдельного кредитора к должнику (пусть и в приостановленном виде), немаловажной проблемой может быть судьба этого исполнительного производства после прекращения производства по делу о банкротстве. Исходя из положений п. 1 ст. 167 Закона, сохранение исполнительного производства недопустимо. Если исполнительный документ, который выдан до возбуждения производства по делу о банкротстве и по которому не был пропущен срок на предъявление его к исполнению, находится у кредитора, на которого распространяется действие мирового соглашения (исполнительное производство не возбуждено), то с утверждением мирового соглашения указанный исполнительный документ следует считать утратившим силу. Однако такие случаи должны быть редкостью, так как при установлении размера требований данного кредитора арбитражный суд должен затребовать исполнительный лист. При наличии возбужденного исполнительного производства применяются правила п. 2 ст. 23 Федерального закона "Об исполнительном производстве", согласно которому исполнительное производство прекращается в случае утверждения мирового соглашения между взыскателем и должником. На основании ст. 25 указанного Федерального закона в случае прекращения исполнительного производства судебный пристав-исполнитель возвращает исполнительный документ в суд или иной орган, выдавший этот документ.