Вы здесь

Статья 156. Содержание мирового соглашения

1. Мировое соглашение должно содержать положения о порядке и сроках исполнения обязательств должника в денежной форме.

С согласия отдельного конкурсного кредитора и (или) уполномоченного органа мировое соглашение может содержать положения о прекращении обязательств должника путем предоставления отступного, обмена требований на доли в уставном капитале должника, акции, конвертируемые в акции облигации или иные ценные бумаги, новации обязательства, прощения долга или иными предусмотренными федеральным законом способами, если такой способ прекращения обязательств не нарушает права иных кредиторов, требования которых включены в реестр требований кредиторов.

Мировое соглашение может содержать положения об изменении сроков и порядка уплаты обязательных платежей, включенных в реестр требований кредиторов.

Условия мирового соглашения, касающиеся погашения задолженности по обязательным платежам, взимаемым в соответствии с законодательством о налогах и сборах, не должны противоречить требованиям законодательства о налогах и сборах.

Удовлетворение требований конкурсных кредиторов в неденежной форме не должно создавать преимущества для таких кредиторов по сравнению с кредиторами, требования которых исполняются в денежной форме.

2. На сумму требований кредиторов по денежным обязательствам, подлежащих погашению в соответствии с мировым соглашением в денежной форме, а также требований к должнику об уплате обязательных платежей начисляются проценты в размере ставки рефинансирования, установленной Центральным банком Российской Федерации на дату утверждения мирового соглашения арбитражным судом, исходя из не погашенной суммы требований в соответствии с графиком удовлетворения требований кредиторов по мировому соглашению.

С согласия кредитора мировым соглашением могут быть установлены меньший размер процентной ставки, меньший срок начисления процентной ставки или освобождение от уплаты процентов.

3. Условия мирового соглашения для конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, голосовавших против заключения мирового соглашения или не принимавших участия в голосовании, не могут быть хуже, чем для конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, голосовавших за его заключение.

В случае, если иное не предусмотрено мировым соглашением, залог имущества должника, обеспечивающий исполнение должником принятых на себя обязательств, сохраняется.

4. Конкурсный кредитор и (или) уполномоченный орган, голосовавшие за заключение мирового соглашения, учредители (участники) должника, собственник имущества должника - унитарного предприятия вправе исполнить в полном объеме и в денежной форме обязательства должника перед конкурсными кредиторами или предоставить должнику денежные средства, необходимые для удовлетворения требований уполномоченных органов, голосовавших против заключения мирового соглашения или не принимавших участия в голосовании, в том числе для уплаты начисленных в соответствии с настоящим Федеральным законом процентов, а также сумм неустоек (штрафов, пеней). В этом случае конкурсный кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника, должник обязан погасить требования уполномоченных органов за счет предоставления ему денежных средств и к лицу, исполнившему обязательства должника, переходят права конкурсного кредитора. Средства, предоставленные должнику для удовлетворения требований уполномоченных органов, считаются предоставленными на условиях договора беспроцентного займа, срок возврата которого определен моментом востребования.

Комментарий к Ст. 156 Федерального закона РФ «О несостоятельности (банкротстве)»

1. При применении п. 1 комментируемой статьи может возникнуть вопрос о том, как правила абз. 1 п. 1 соотносятся с правилами абз. 2 того же пункта, поскольку формально мировое соглашение должно содержать положения о порядке и сроках исполнения обязательств должника в денежной форме. При решении этого вопроса целесообразно учитывать направленность абз. 1 п. 1 комментируемой статьи на то, чтобы ориентировать стороны мирового соглашения и арбитражные суды следующим образом: в мировых соглашениях не должно содержаться неопределенных условий, напротив, сроки и порядок исполнения обязательств должника должны быть согласованы, и согласованы однозначно. Понятие сроков исполнения обязательств должника Законом о банкротстве принимается в том значении, какое оно имеет в общегражданском законодательстве, где срок может быть определен не только конкретной датой или периодом времени, но и моментом востребования. Если у сторон имеется интерес в том, чтобы момент исполнения обязательства определялся моментом востребования, то наиболее подходящим для целей, преследуемых Законом о банкротстве, может стать определенная модификация этого момента (по аналогии с ситуацией, которая существует в вексельном праве) - момент востребования, но не ранее определенной даты.

2. Денежные обязательства должника перед кредиторами, как и в обычном гражданско-правовом обязательстве, могут быть выражены в иностранной валюте (валюта долга) с учетом того, что, как правило, исполнение этих обязательств будет происходить в российской валюте (валюта платежа), а случаи-исключения не должны противоречить императивным положениям российского законодательства, в частности правилам валютного регулирования. В противном случае мировое соглашение не может быть утверждено арбитражным судом.

3. В силу того, что мировое соглашение распространяется только на конкурсных кредиторов, в нем не могут предусматриваться правила погашения текущих требований или требований кредиторов по неденежным обязательствам. С учетом этого следует оценивать правило абз. 2 п. 1 ст. 59 Закона о банкротстве, согласно которому мировым соглашением может быть предусмотрен порядок распределения некоторых расходов, отличающийся от установленного Законом (абз. 1 п. 1 ст. 59 эти расходы относятся на имущество должника). Необходимо допустить, чтобы кредиторы и участвующие в мировом соглашении третьи лица могли договориться о том, кто из них примет на себя соответствующие расходы, которые уже были понесены. Однако без согласия, предположим, арбитражного управляющего недопустимо в мировом соглашении определять, что по не выплаченному ему вознаграждению отныне ответственность будет нести не должник, а третье лицо или один из кредиторов. Иное регулирование противоречило бы положениям гражданского законодательства о переводе долга и могло бы привести к злоупотреблениям.

4. В качестве реакции на негативную практику применения ранее действовавшего Закона можно расценивать появление нормы абз. 2 п. 1 ст. 156 нового Закона о банкротстве. Если ранее большинство кредиторов могло принять решение о получении всеми кредиторами в счет задолженности какого-либо имущества должника, в том числе неликвидного, вследствие чего могли пострадать интересы меньшинства кредиторов (например, по тому признаку, что полученный незначительный пакет акций какого-либо лица может быть неэквивалентным денежной сумме, право требования в отношении которой прекращалось у миноритарного кредитора), то отныне это невозможно без согласия каждого кредитора, которому вместо денежных средств должно быть передано имущество. Точно так же в соответствии с указанной нормой с согласия отдельного конкурсного кредитора и (или) уполномоченного органа мировое соглашение может содержать положения о прекращении обязательств должника перед этим кредитором путем предоставления отступного, обмена требований на доли в уставном капитале должника, акции, конвертируемые в акции облигации или иные ценные бумаги, путем новации обязательства, прощения долга или иными предусмотренными федеральным законом способами.

5. Кроме того, в абз. 2 п. 1 комментируемой статьи установлен важный ограничитель для условий мирового соглашения, по которым отдельные кредиторы получают какое-либо имущество в счет задолженности перед ними: такой способ прекращения обязательств не должен нарушать права иных кредиторов, требования которых включены в реестр требований кредиторов. Следовательно, в зависимости от конкретных обстоятельств арбитражные суды будут решать, станет ли передача имущества ранее, чем уплачены денежные средства остальным кредиторам, нарушением прав последних. Тому же вопросу посвящается положение абз. 5 п. 1 комментируемой статьи: удовлетворение требований конкурсных кредиторов в неденежной форме не должно создавать преимущества для таких кредиторов по сравнению с кредиторами, требования которых исполняются в денежной форме.

6. Законодательная техника, использованная при формулировании абз. 2 п. 1 комментируемой статьи, не может быть признана удачной. В частности, по смыслу этой нормы может происходить обмен на акции и иные ценные бумаги, эмитированные должником, но буквально получается, что речь может идти о любых ценных бумагах, в том числе других эмитентов. Кроме того, независимо от решения обозначенного вопроса любая передача ценных бумаг "в обмен" на требования приводит к прекращению этих требований (и обязательств), и способом прекращения обязательства может служить либо новация, либо отступное, уже названные в данной норме. Вести речь об "обмене" в данном случае можно лишь с экономической точки зрения.

7. Целесообразно придерживаться следующего соотношения между такими способами прекращения обязательств должника, как новация и отступное: если новация влечет прекращение одного обязательства и возникновение другого (с иным предметом или способом исполнения) (см. ст. 414 ГК РФ) с момента достижения соглашения об этом, то отступное прекращает обязательство лишь самим предоставлением нового предмета. Этот подход позволяет избежать противоречий и частичного пересечения указанных двух способов прекращения обязательств, чего не должно быть на практике. Однако в соответствии с ним в момент утверждения мирового соглашения, в котором будет предусматриваться передача кредитору какого-либо имущества в виде отступного, обязательство перед этим кредитором по-прежнему будет оставаться денежным (со всеми вытекающими последствиями).

8. Прекращение обязательств должника прощением долга также требует особого рассмотрения. В первую очередь необходимо установить соотношение между понятиями "прощение долга" и "скидка с долга". Представляется, что "скидка с долга" является частной разновидностью прощения долга, а именно частичным прощением долга. Иное толкование противоречит сути такого института гражданского права, как прощение долга (ст. 415 ГК РФ). Сопоставление ст. ст. 415 и 575 ГК РФ приводит к выводу о том, что при определенных обстоятельствах такой институт прекращения обязательств, как прощение долга, может вступить в коллизию с запретом дарения (путем освобождения от имущественной обязанности) между коммерческими организациями. Однако в деле о банкротстве подобного рода коллизия представляется маловероятной, поскольку, как правило, скидки с долгов предусматриваются в целях восстановления платежеспособности должника, а не ради его одарения, т.е. отсутствует необходимый элемент (animus donandi, намерение одарить) для признания сделки дарением. Кроме того, возникает вопрос о правомерности распространения норм о запрете договора дарения на прощение долга, содержащееся в мировом соглашении, которое, в свою очередь, договором не является.

9. Поскольку в заключении мировых соглашений по новому Закону участвуют уполномоченные органы, большое значение приобретают положения абз. 3 и 4 п. 1 комментируемой статьи. При этом возможно неоднозначное понимание содержащегося в этих нормах регулирования. Есть основания полагать, что до внесения соответствующих изменений и дополнений в законодательство о налогах и сборах указанные положения Закона о банкротстве могут вызывать противоречия в судебной практике, что потребует их истолкования Пленумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Основные вопросы, которые необходимо будет решить при толковании, заключаются в следующем: можно ли признать положение абз. 3 п. 1 комментируемой статьи носящим самостоятельный характер по отношению к абз. 4; как следует понимать использованную законодателем терминологию (в абз. 3 - "сроки и порядок уплаты", в абз. 4 - "погашение задолженности"); как следует оценивать то обстоятельство, что оговорка о необходимости соответствия условий мирового соглашения законодательству о налогах и сборах включена законодателем только в абз. 4 п. 1 комментируемой статьи?

10. Неразрешенный в ст. 156 Закона о банкротстве вопрос о санкциях, начисленных за просрочку уплаты обязательных платежей, также потребуется разрешить путем толкования, данного высшей судебной инстанцией, если изменения в законодательство о налогах и сборах не будут внесены в самое ближайшее время.

11. Установленные абз. 1 п. 2 комментируемой статьи проценты требуют определения их правовой природы. Представляется, что они являются платой за пользование денежными средствами, близкой по природе к плате за предоставленный коммерческий кредит, в связи с чем их уплата должна происходить по правилам об основном долге, если иное не установлено Законом о банкротстве.

12. В п. 3 комментируемой статьи содержится правило, с одной стороны, защищающее интересы кредиторов, голосовавших против заключения мирового соглашения, но, с другой стороны, потенциально опасное для любого мирового соглашения. Если согласно ранее действовавшему Закону речь шла о сопоставлении требований кредиторов той же очереди, голосовавших за или против мирового соглашения (по сути, речь сводилась только к проблеме кредиторов пятой очереди), и кредиторы пятой очереди, голосовавшие против мирового соглашения, не могли ссылаться на то, что в мировом соглашении для кредиторов третьей очереди устанавливаются преимущества, то по ныне действующему Закону ситуация не столь однозначна. Вместо того чтобы пойти по пути усиления дифференциации между разными кредиторами и установления принципа, что условия мирового соглашения должны быть равными для кредиторов с одинаковым правовым положением, Закон, вводя одну-единственную (третью) очередь для залоговых кредиторов, кредиторов по обязательным платежам и кредиторов по денежным обязательствам, устанавливает, что условия для залоговых кредиторов (а они будут голосовать только за максимально учитывающее их интересы мировое соглашение, поскольку и без мирового соглашения они обеспечены в достаточной мере) не могут быть лучше, чем, например, условия для обычных конкурсных кредиторов, голосовавших против заключения мирового соглашения. Известный иностранным правопорядкам подход, сводящийся к тому, что равенство залогового и незалогового кредиторов является несправедливым, в российском законодательстве не учитывается.

13. Та же ситуация складывается с условиями для уполномоченных органов (в части обязательных платежей). Если до введения специального порядка в законодательстве о налогах и сборах практика пойдет по пути запрета снижения задолженности по налогам и сборам, а также какой-либо отсрочки их уплаты, то для заключения мирового соглашения, по утверждении которого вся публичная задолженность будет предъявлена ко взысканию, потребуется единогласие всех кредиторов без исключения: залоговых - в силу п. 2 ст. 150, а остальных - в силу комментируемой нормы абз. 1 п. 3 ст. 156 Закона о банкротстве.

Фактически, если практика не даст ограничительного толкования комментируемой нормы и до тех пор, пока Закон о банкротстве не будет изменен в соответствующей части, обычный кредитор с любым размером задолженности сможет "остановить" мировое соглашение, проголосовав против.

14. Согласно абз. 2 п. 3 комментируемой статьи, если иное не предусмотрено мировым соглашением, залог имущества должника, обеспечивающий исполнение должником принятых на себя обязательств, сохраняется. При применении данного положения следует учитывать, что если по условиям мирового соглашения первоначальное обязательство должника будет прекращено (например, денежное обязательство новировано в обязательство предоставить определенное имущество), то залог будет прекращен на основании общих положений о залоге, содержащихся в ГК РФ.

15. Новеллой Закона о банкротстве является правило п. 4 комментируемой статьи, которое может вызвать немало затруднений на практике. Прежде всего с целью эффективного применения данной нормы следует ответить на вопрос: в какой момент может происходить погашение соответствующих обязательств - до утверждения мирового соглашения или после?

Вариант, при котором следует, что данное правило рассчитано на случаи, когда мировое соглашение уже утверждено арбитражным судом, по-видимому, следует отклонить исходя из экономических соображений: у кредитора нет экономического смысла вкладывать свои средства, с тем чтобы получить их же, но некоторое время спустя. Тот же ответ может быть дан и для случаев, когда мировое соглашение было заключено (против голосовало меньшинство, и нет оснований для арбитражного суда, чтобы не утвердить мировое соглашение).

Остается один-единственный случай, когда комментируемое положение Закона о банкротстве должно "работать", а именно: если голосование за мировое соглашение не привело к принятию кредиторами соответствующего решения, то заинтересованный в заключении мирового соглашения кредитор (или несколько кредиторов) может путем платежа соответствующим кредиторам нейтрализовать их возражения против заключения мирового соглашения. По-видимому, законодатель подразумевал, что, получив в результате погашения задолженности права удовлетворенных конкурсных кредиторов, соответствующий кредитор (плательщик) вместе с остальными кредиторами проголосует за мировое соглашение и далее ситуация будет развиваться по обычному сценарию.

Однако при этом Законом не исключены "нетипичные" варианты развития событий. Во-первых, кредитор (плательщик) может получить в результате своих действий большинство голосов на собрании кредиторов, и с этого момента для него более привлекательным станет косвенное участие в управлении должником, а также в распределении его конкурсной массы. К этому можно прибавить, что заем, предоставленный должнику, приобретает статус текущего требования, исполнение по которому будет получено плательщиком с большой степенью вероятности. Отсюда потенциальная возможность злоупотреблений со стороны лиц, тем или иным образом пытающихся получить большинство голосов на собрании кредиторов.

Во-вторых, те из кредиторов, которые ранее голосовали за мировое соглашение и обязательства перед которыми кредитор-плательщик не вправе был исполнять, при определенных обстоятельствах при повторном голосовании (сама его необходимость также не урегулирована Законом, но подразумевается) могут проголосовать против мирового соглашения в надежде, что с ними также будет произведен расчет. Юридического механизма рассмотрения их при повторном голосовании как связанных своим прежним голосованием не существует.

16. При применении п. 4 комментируемой статьи необходимо разделять случаи, когда погашается частная, а когда - публичная задолженность. В том случае, если осуществляется погашение требований конкурсных кредиторов, плательщику предоставляется право произвести исполнение вместо должника, и третьи лица не вправе отказаться от его принятия под страхом попадания в просрочку. Это является исключением из общего правила, закрепленного в п. 1 ст. 313 ГК РФ. В качестве последствия такого платежа установлена еще одна разновидность перехода прав в силу закона: права получателя платежа переходят к плательщику. Если же предстоит погасить публичную задолженность, плательщик сделать это непосредственно не имеет права. В такой ситуации для него открывается возможность предоставить должнику заем, срок возврата которого определен моментом востребования.