Вы здесь

Статья 160. Отказ в утверждении мирового соглашения арбитражным судом

1. В случае неисполнения обязанности по погашению задолженности по требованиям кредиторов первой и второй очереди арбитражный суд отказывает в утверждении мирового соглашения.

2. Основанием для отказа арбитражным судом в утверждении мирового соглашения является:

нарушение установленного настоящим Федеральным законом порядка заключения мирового соглашения;

несоблюдение формы мирового соглашения;

нарушение прав третьих лиц;

противоречие условий мирового соглашения настоящему Федеральному закону, другим федеральным законам и иным нормативным правовым актам;

наличие иных предусмотренных гражданским законодательством оснований ничтожности сделок.

3. Об отказе в утверждении мирового соглашения арбитражный суд выносит определение, которое может быть обжаловано.

Комментарий к Ст. 160 Федерального закона РФ «О несостоятельности (банкротстве)»

1. Первым среди оснований для отказа в утверждении мирового соглашения в п. 2 комментируемой статьи названо нарушение установленного Законом о банкротстве порядка заключения мирового соглашения. В число положений, нарушение которых препятствует утверждению мирового соглашения, входят также следующие обстоятельства: отсутствие или недостоверность данных о согласии отдельного кредитора на заключение мирового соглашения, когда такое согласие требуется на основании Закона (согласие залоговых кредиторов на основании п. 2 ст. 150, согласие отдельного кредитора в силу абз. 2 п. 1 и абз. 2 п. 2 ст. 156); нарушения при проведении общего собрания кредиторов, включая нарушения при его созыве, если эти нарушения препятствовали подаче голосов всеми кредиторами, которые могли повлиять на принятие решения; отсутствие требуемого согласия на мировое соглашение как сделку, приводящую к отчуждению активов должника, или сделку с заинтересованностью со стороны органов управления должника (п. 2 ст. 151, п. 2 ст. 152, п. 2 ст. 153, п. 2 ст. 154 Закона), и др.

2. Под несоблюдением формы мирового соглашения следует понимать любые существенные нарушения, допущенные при составлении единого документа, содержащего условия мирового соглашения, в том числе подделку подписей указанных в мировом соглашении лиц.

3. Если сравнить такое основание для отказа в утверждении мирового соглашения, как нарушение прав третьих лиц, с тем, по чьей жалобе и по какому основанию может быть отменено определение об утверждении мирового соглашения в соответствии с п. 1 ст. 162 Закона о банкротстве, то неизбежно возникают вопросы. Первый вопрос - о понятии третьего лица. Есть основания полагать, что под третьими лицами, нарушение прав которых влечет отказ от утверждения мирового соглашения, в абз. 4 п. 2 комментируемой статьи понимаются все иные, не участвующие в мировом соглашении лица, а не третьи лица по смыслу ст. 157 настоящего Закона. Однако не вызывает сомнений, что арбитражный суд не должен утверждать мировое соглашение и в том случае, если им нарушены права отдельных кредиторов или третьих лиц, участвующих в мировом соглашении. При этом следует по аналогии ссылаться на п. 1 ст. 162 Закона о банкротстве.

Второй вопрос - о нарушении не только прав, но и "законных интересов", упоминания о которых нет в комментируемой статье. Можно предположить, что, например, распределение по условиям мирового соглашения всего имущества должника между кредиторами, на которых распространяется мировое соглашение, с тем, чтобы на погашение требований остальных кредиторов, включая кредиторов по текущим платежам, не осталось никаких средств, означает не нарушение прав (поскольку права сохраняются, а утрачивается только возможность их реализации), а нарушение законных интересов остальных кредиторов. При наличии у суда оснований предполагать возможность такого нарушения в утверждении мирового соглашения должно быть отказано. В свете изложенного наиболее оправданной представляется проверка при утверждении мирового соглашения, не нарушаются ли его условиями права и законные интересы кредиторов и третьих лиц, как участвующих, так и не участвующих в мировом соглашении, а также не создаются ли предпосылки для подобного нарушения.

4. Противоречие условий мирового соглашения Закону о банкротстве, другим федеральным законам и иным нормативным правовым актам является одним из наиболее часто используемых оснований для отказа от утверждения мирового соглашения. Особенно важно, что в этом случае, как и в других, предусмотренных комментируемой статьей, суд осуществляет контроль за законностью мирового соглашения по собственной инициативе, в чем проявляется публичная функция суда. Судебной практике известны случаи, когда в мировое соглашение включалось объективно неправомерное условие о передаче какой-либо вещи одному из кредиторов в собственность, хотя должнику эта вещь не принадлежала (земельный участок находился в его постоянном пользовании и т.п.). Поскольку публичный акт, исходящий от суда, создает презумпцию его законности до тех пор, пока не будет отменен в установленном порядке, суд не вправе утверждать мировые соглашения с нарушениями правовых норм, допущенными сторонами мирового соглашения и затрагивающими интересы правопорядка. Напротив, по собственной инициативе суд не вправе признать нарушением случай, когда один из кредиторов добровольно отказался от принадлежащего ему права, поставив себя в менее выгодное положение по сравнению с остальными кредиторами.

5. Применительно к последнему основанию для отказа в утверждении мирового соглашения (наличие иных оснований ничтожности сделок) правомерен вопрос: насколько целенаправленно законодатель желал исключить другую категорию недействительных сделок, а именно оспоримые сделки? Представляется, что явная для суда подверженность сделки оспариванию каким-либо лицом, в результате чего последует отмена определения об утверждении мирового соглашения, должна служить препятствием для утверждения такого мирового соглашения. Основанием для этого является то обстоятельство, что объективно нарушение прав заинтересованного лица в данном случае присутствует, а то, что законодательство ставит защиту этого лица в зависимость от его собственной инициативы, не означает, что суд, являясь органом охраны правопорядка, может создавать благоприятную почву для правонарушений и не препятствовать им. Например, суду становится известно о том, что представитель одного из крупных кредиторов проголосовал на собрании кредиторов под влиянием насилия либо присутствует любое иное основание оспоримости такой сделки (волеизъявления на собрании кредиторов), предусмотренное ст. 179 ГК РФ. Более того, природа такой сделки, как мировое соглашение, подлежащее утверждению арбитражным судом, порождает вопрос о том, насколько применим годичный срок на предъявление иска о признании недействительной оспоримой сделки в этих случаях. В соответствии с п. 1 ст. 162 Закона обжалование определения об утверждении мирового соглашения происходит в сроки, установленные АПК РФ. Таким образом, суммарно срок на единственно возможный для дела о банкротстве способ защиты участника оспоримой сделки, а именно на обжалование определения об утверждении мирового соглашения, составит всего несколько месяцев, а не год. Это означает, что общегражданское право на отмену судом оспоримой сделки будет подвергаться столь значительным ограничениям, что игнорирование судом очевидных признаков оспоримости сделки при утверждении мирового соглашения, если к тому же отсутствует подтверждение действительности волеизъявления со стороны заинтересованного лица, представляется крайне несправедливым. Тем более что законодатель не провел последовательно идею о том, что контроль суда распространяется только на ничтожность сделок. К примеру, одна из разновидностей оспоримых сделок - крупные сделки, заключенные без согласия соответствующих органов должника; они препятствуют утверждению мирового соглашения судом (по признаку нарушения порядка заключения мирового соглашения - см. об этом выше). Точно так же оспоримость сделки по признаку превышения представителем кредитора своих полномочий при голосовании на собрании участников препятствует при определенных обстоятельствах утверждению мирового соглашения арбитражным судом (см. п. 5 ст. 158 Закона о банкротстве).

6. Сделка может быть признана ничтожной по той причине, что она нарушает требования не только гражданского, но и иного отраслевого законодательства, включая публично-правовые нормы, например правила валютного регулирования. В данном случае при отказе утвердить мировое соглашение суд ссылается не на абз. 6, а на абз. 5 п. 2 ст. 160 Закона.

7. В комментируемой статье Закона о банкротстве отсутствует правило, позволяющее отказать в утверждении мирового соглашения по тому основанию, что к заявлению об утверждении мирового соглашения не приложены документы, указанные в п. 3 ст. 158 (текст мирового соглашения, протокол собрания кредиторов и др.). Однако проверка соблюдения данной нормы заявителем должна проводиться на стадии принятия заявления об утверждении мирового соглашения, и отсутствие соответствующих документов влечет возвращение судом указанного заявления. Применяться в данном случае могут процессуальные нормы ст. ст. 128 и 129 АПК РФ (в том числе в части оставления заявления без движения с назначением срока на устранение допущенных недостатков).

8. В соответствии с п. 3 комментируемой статьи устанавливается возможность обжалования определения, выносимого по результатам рассмотрения заявления об утверждении мирового соглашения, отдельно от судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела о банкротстве по существу. На основании ч. 3 ст. 223 АПК РФ указанное определение может быть обжаловано в арбитражный суд апелляционной инстанции в течение 10 дней со дня его вынесения. Согласно толкованию данной нормы АПК РФ, которое предлагается в п. 14 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 апреля 2003 г. N 4, она не препятствует пересмотру в дальнейшем указанного определения в кассационном и надзорном порядке, а также по вновь открывшимся обстоятельствам.